Обратная связь

Р О М М - С О Ю З
Литературный сайт
Эллы Титовой-Ромм (Майки) и Михаила Ромма
Сан-Диего, США

Где Владику Сидорову жить хорошо

Рассказ

Владик Сидоров приехал сюда десять лет назад. Поначалу он бедствовал: закончил курсы, устроился помощником дантиста, закончил новые курсы, устроился программистом и пахал, как трактор. С утра пораньше уезжал на подержанном «Форде» в офис компании «Генерал Атомик», писал там программы в течение восьми часов, потом – в дантистскую клинику «Целые зубы», где отрабатывал полсмены, ассистируя зубному врачу. Настоящая жизнь, рассеянная между двух профессий, автомобильных пробок, еженедельных шопингов и прочих американских необходимостей, просачивалась сквозь пальцы и утекала в песок. Владик зарабатывал хорошие деньги, но по сравнению с его прежними, доэмиграционными доходами, они казались пшиком. Да, он был настоящим бизнесменом «в прошлой жизни», владел сетью сексшопов по всему центральному району страны и, что называется, процветал. Каждый раз под вечер, возвращаясь из своей миниимперии, он подхватывал по дороге пару-тройку голосующих длинноногих подруг, которые, как грибы после дождя, вырастали на обочинах автомобильной трассы по пути его «шестисотого мерина». Владик называл свои предвечерние поездки походами за грибами. Естественно, он отправлялся с подругами не домой, а в баню или клуб, что было практически одно и то же.

Но однажды случилась беда. Власть в стране переменилась в сторону махрового консерватизма, и сексшопы запретили. Владик был на грани самоубийства. Он срочно попытался переориентироваться на детские игрушки, но наступил на мозоль местному авторитету, в то время как его собственный ангел-хранитель из губернского парламента проиграл очередные выборы. Ситуация резко обострилась, стоял даже вопрос о жизни и смерти, и удирать пришлось практически без штанов.

В результате Владислав Сидоров, новый эмигрант в свободной стране, был вынужден начинать карьеру практически с нуля. Сексшопы в те времена хоть и не были совершенно запрещены, но оказались настолько придавлены ограничительными нормативами, что Владик, изначально вникнув в суть вопроса, очень скоро отказался от любимого рода занятий. Он впал в депрессию, пошёл путём наименьшего сопротивления, т.е. на курсы, и получил два сертификата: помощника дантиста и программиста на языке Кобол. Это был старый, древний язык, на котором уже никто не программировал, но который всё ещё преподносили на эмигрантских курсах как перспективную вещь. Владик и тут не растерялся. Будучи способным человеком, он самостоятельно освоил ещё пару языков и технологий, что и позволило ему устроиться в компанию «О’МАРК» на правах молодого специалиста. Там мы, собственно, и познакомились, он работал под моим началом и повышением квалификации был частично обязан и мне. Вскорости компания обанкротилась, но старт был взят, и наш герой лихо перескочил в фирму «Мэйджор Электроникc», а впоследствии пошёл на повышение в «Генерал Атомик», где мы его и застали. В дантистском офисе «Целые зубы» он работал с самого начала, ещё до программистской карьеры, в какой-то момент перейдя на вечернюю полусмену. Вторую работу можно было бы оставить, но условия контракта оказались настолько выгодными, что бросать это место он определил бы так: лохануться по полной программе.

И вот, Владик подошёл к пятой годовщине иммиграции. Эту дату, кстати, он собирался отметить скромно и со вкусом: подцепил в баре длинноногую блондинку, и дело шло к самой благоприятной развязке, пока Владик не рассказал ей, как до эмиграции был серьёзным бизнесменом, и что в его стране в те времена границы между криминалом и бизнесом всегда оказывались спорными. Блондинка чего-то испугалась, а чего именно, Владик так и не сумел понять. Она уклончиво ответила на первое его предложение перенести праздничный вечер в интимную обстановку, а когда Владик более конкретно заявил, что ночевать сегодня они будут вместе, сослалась на обстоятельства жизни и исчезла из бара по-английски. Этот случай оставил в душе незадачливого мачо глубокую рану, и он поставил крест на снятии заторможенных тёлок-аборигенок, зарекшись впредь иметь деловые отношения только с соотечественницами.

Неудавшийся день пятой годовщины иммиграции ещё более укрепил Владика во мнении, что он окончательный лох и лузер и никогда уже не станет тем крутым пацаном, который прежде считал себя хозяином жизни на исторической родине. Однако эта годовщина ознаменовалась ещё одним важным событием в биографии нашего героя, о чём он узнал только через неделю. Именно в этот день проходили местные муниципальные выборы, где победили силы либерализации, выступавшие против ограничительных нормативов, наложенных на сексшопы прежним режимом. В итоге правила регистрации и управления подобными заведениями кардинально изменились. Владик к тому времени уже накопил приличные деньги, и теперь бросил программирование и с энтузиазмом взялся за настоящую работу.

Его компания называлась «Сидорофф Сервисис». Мы бы описали все подробности того, как он открыл первый магазин, заключив контракты с поставщиками, сняв помещение и найдя необходимый персонал. Однако секреты творческого процесса Владик держал при себе и никогда особенно не распространялся на эту тему. Факт в том, что дела пошли хорошо, и через короткое время он уволился из дантистского офиса «Целые зубы», всецело уйдя в развитие бизнеса и вглубь, и вширь. Владик вдохновенно фантазировал и ходил по лезвию ножа с точки зрения даже обновлённого либерального законодательства. Когда через пару лет в должность вступил новый городской прокурор, он обвинил компанию «Сидорофф Сервисис» в оказании сутенёрских услуг, караемых по статье уголовного кодекса. На Владика надели наручники и отвели в камеру предварительного заключения. Серьёзные деньги были потрачены на защиту подсудимого, но двухлетний срок он всё-таки получил и отсидел полтора года в пригородной тюрьме, выйдя досрочно на свободу за хорошее поведение. К тому моменту местное законодательство вновь ужесточилось после резонансного отклика, который получило дело Сидорова в местной прессе, и фирма «Сидорофф Сервисис» была вынуждена объявить банкротство.

Вы думаете, на этом заканчивается история незадачливого эмигранта? Да, освободившись из тюрьмы, Владик уехал из наших мест, благо страна-то большая. Он вновь взялся за программирование, пристрастился к здоровому образу жизни, стал плавать в бассейне и окунаться в джакузи, совершать прогулки в городские парки, заглядывать в тренажёрный зал, в корейскую сауну и, спустя пару лет, женился на длинноногой и чертовски привлекательной, к тому же, самостоятельной соотечественнице, обзавёлся двумя пухлыми малышами и, наконец, стал одним из управляющих в компании «Маршал Софт», несмотря на прошлую судимость. Обо всём этом он сообщал своим френдам в социальных сетях, после чего информация дошла и до меня. Мне трудно было поверить, что Владик, Владислав Сидоров, этот антигерой моего романа, смог не только перенаправить русло своей биографии, но и с такой педантичностью вписаться в несовместимую, казалось бы, с его характером стихию новой жизни. Я размышлял об этом время от времени, пока однажды не раздался телефонный звонок. «Слушай сюда, – говорил мой приятель. – Очень выгодное дело. В этой стране (название страны я даже не успел уловить, но, кажется, там было какое-то островное государство) абсолютная свобода по части сексшопов и примыкающей инфраструктуры. У меня уже всё схвачено, я провёл изначальную пристрелку, и мы в натуре готовы для оккупации этого острова. Прикинь: мы вкладываем по сто тыщ баксов, и через пару лет можешь считать себя богатым человеком. Лимонов десять я тебе гарантирую…» Что-то в подобном роде он говорил. Я для приличия задал несколько вопросов и, естественно, отказался участвовать в предприятии, пожелав Владику всяческого успеха. Его прощание было учтивым и кратким. Он больше не звонил мне, но из социальный сетей известно, что у него теперь новая родина, разветвлённая сеть островных сексшопов и вообще всё «cheeky-berry».

6 мая 2016 года

 

Последние обновления