Обратная связь

Р О М М - С О Ю З
Литературный сайт
Эллы Титовой-Ромм (Майки) и Михаила Ромма
Сан-Диего, США

Преступления мысли в России

1. Два наших союзника*

«У нас есть только два союзника: дураки и дороги!» –
Так заявил император Александр Третий Миротворец
В частной беседе с супругой Марией Фёдоровной.

Вначале они поссорились по пустяку:
Александр опоздал к обеду из-за весеннего паводка.
Все подъезды к Зимнему дворцу размыло,
Вот император и задержался на переправе.

Но – доброта душевная! – не прошло и полчаса,
Как высочайшие особы уже ласково переговаривались
О всяких пустяках государственной жизни,
И Мария Фёдоровна удивлённо пожимала плечами:
«Какие же мы дураки, Alexander, что так беспричинно ссоримся!»

Александр Третий погладил бороду, поправил усы и умилительно провозгласил:
«Наши ссоры только укрепляют наш брачный союз!»
И тут оба супруга разразились синхронным всепобеждающим смехом.

В тот самый вечер, в спальне,
Император, пребывая в игривом расположении духа,
Припоминал события прошедшего дня
И высказал то, что впоследствии стало крылатой фразой:

«У нас есть только два союзника: дураки и дороги!»

Здесь был и гениальный анализ отечественной истории,
И несомненное пророчество:
Ни конно-пешие армии Наполеона,
Ни воздушно-танковые дивизии Гитлера
Не справились с уборкой русского снега,
Ибо Иванушка-дурачок всегда сидел на печи
И о дорогах не беспокоился,
Надеясь на «авось».

15 января 2018 года

*Сноска для дураков в бездорожьи:
– «У России есть только два союзника: её армия и флот» – слова Александра Третьего.
– «В России две беды - дураки и дороги» – апокрифическая фраза, приписываемая разным историческим личностям XIX века.

 

2. Две напасти*

Георгий Валентинович Плеханов
На протяжении тридцати лет болел туберкулезом,
Но осенью 1917 года
Его здоровье заметно ухудшилось.

Розалия Марковна, супруга революционера,
Решила, что Французская больница Св. Марии Магдалины
В революционном Петрограде –
Не лучшее место для выздоровления мужа-атеиста.
Они поехали в Финляндию, в санаторий доктора Циммермана.

Плеханов продолжал усиленно работать
Над своей «Историей русской общественной мысли»,
Хотя дни его были сочтены.
30 мая в 2 часа пополудни революционер умер,
А 5 июня гроб с телом доставили в Петроград.

Ленин в одной из статей 1921 года
Наказывал изучать философию Плеханова,
«Ибо это лучшее во всей международной литературе марксизма».

Накануне смерти,
В минуту кратковременного пробуждения от бреда,
Когда супруга Розалия Марковна
Делала мужу холодные примочки,
Больной посмотрел на неё таким чистым и открытым взглядом,
Который она помнила со дня первого объяснения в любви
И который никогда после не возвращался к её мужу.
Не возвращался до этого момента,
Последнего сознательного момента в жизни Георгия Валентиновича.
Глядя на супругу ясными, сухими глазами,
Плеханов сказал:

«В России две напасти: государство и революция».

На тумбочке возле кровати больного лежала недавно изданная брошюра Ленина,
Где большими буквами можно было прочесть:
«Глава VI. Опошление марксизма оппортунистами».

Розалия Марковна была ошарашена,
Ибо никогда прежде её муж так не формулировал.
Как именно так, она сказать не могла.
Она записала цитату, но никаких уточнений не последовало.

А на следующий день его не стало,
И бедная вдова решила не разглашать последние слова покойного,
В особенности учитывая сложную внутреннюю ситуацию в России,
Да и обострение международной обстановки.
Запись была сожжена в больничной буржуйке.

15 января 2018 года

*Сноска для ускорения:
– «В России две напасти: внизу – власть тьмы, а наверху – тьма власти» (В.А. Гиляровский, 1886)
– «Государство и революция» – работа В.И. Ленина, написанная в августе-сентябре 1917 года, впервые опубликована в мае 1918 года в Петрограде.

 

3. Кузькина мать*

Александр Полежаев был человеком буйного нрава.
Он не любил ни царя, ни кнута.
Царь отвечал ему тем же,
а кнут - наоборот - привечал бедного поэта.

Новый русский царь получил родовую травму
В период воцарения:
Готовясь к коронации в конце 1825 года,
Николай Павлович, прозванный впоследствии Палкиным,
Вынужден был разгребать авгиевы конюшни свободомыслия,
Неожиданно обнаруженного по всей стране
И достигшего апогея на Сенатской площади 14 декабря.

В этот самый неподходящий момент
Ему показали крамольную поэму «Сашка»,
Написанную ранее безвестным
Любителем русской словесности Полежаевым.

Издревле было заведено,
Что важные государственные дела на Москве
Совершаются ночью.
Когда бедного сонного поэта привезли к царю,
Тот заставил Полежаева читать поэму «Сашка» вслух
В присутствии министра народного просвещения Александра Семёновича Шишкова.
Разгневанный Николай Павлович снял сапог
И ткнул им прямо в нос остолбеневшему молодому человеку.
«Я тебе даю возможность военной службой очиститься!» –
Воскликнул царь.
И добавил в сердцах, обращаясь к министру:

«В России чтут исключительно кузькину мать!»

Полежаева действительно отправили на фронт в чине унтер-офицера,
И дальнейшая судьба его плачевна:
Он умер в возрасте 33 лет в Лефортовском военном госпитале.

Александру Семёновичу Шишкову,
Адмиралу и министру народного просвещения,
Шёл 72-й год.
Он увлекался филологией и сочинял мемуары.
В этот период по долгу службы
Он разрабатывал статьи нового цензурного устава.
Чутким слухом он уловил и быстрой памятью запомнил
Слова своего императора,
О чём и сделал соответствующую дневниковую запись для истории –
Со всеми подробностями.

Генеральный секретарь ЦК КПСС Никита Сергеевич Хрущёв
Был человеком малообразованным, но энергичным.
Спустя почти 135 лет после описанных событий,
По ошибке забредя в Государственный архив,
Он выхватил из рук архивариуса тетрадку,
Которая оказалась дневником упомянутого министра народного просвещения.
Ему открылась именно та страница,
Где было написано, что Николай Павлович
Изволил махать сапогом и сделать замечание:
«В России чтут исключительно кузькину мать!»

Никита Сергеевич выдрал эту страницу из тетради и покинул архив.
В те дни 1960 года
Он готовился к историческому выступлению
В Организации объединённых наций.
Некоторые считают, что Генсек нёс отсебятину экспромтом
Во время сессии Генеральной Ассамблеи ООН,
Однако они ошибаются.
А упомянутая страница из дневника генерала Шишкова
Канула в Лету.

*Сноска для ясновидения:
– «В России чтут царя и кнут» – из стихотворения Александра Полежаева «Четыре нации» (1827).
– «Я вам покажу кузькину мать!» – слова, якобы сказанные Н.С. Хрущёвым в ООН (1960).

18 января 2018 года

 

4. Деньги и злодейство

9 марта 1776 года
На звёздном небосклоне Шотландского Просвещения
Произошла вспышка сверхновой –
Это было первое издание книги Адама Смита
«Исследование о природе и причинах богатства народов».
Для краткости её называют «Богатство наций».

Эту модную книгу однажды перелистывал лицеист Александр Пушкин.
Молодёжь увлекалась передовой мыслью современности.
Адам Смит писал, что страх потерять работу
Сдерживает трудящегося от производственных и финансовых махинаций.
Смит имел в виду мир капитала,
Столь чужеродный русскому помещику и дворянину.

Пушкин усмехнулся и бросил через плечо своему товарищу Дельвигу:
«Адам Смит – скорее поэт, чем философ.
Он пишет, что деньги и злодейство – две вещи несовместные.

Когда-нибудь мы побываем на Альбионе,
Чтобы рассеять все туманы этой загадочной страны.
А пока её великие сокровища покрыты для нас мраком».

Через три быстрых года после этого случая,
Лицейский товарищ Пушкина Николай Иванович Кривцов
Уезжал в Англию с дипломатической миссией.
19-летний поэт написал ему напутственное послание «Другу от друга».
Пушкин писал:

«...Останься век, каков ты ныне,
Лети во мрачный Альбион!
Да сохранят тебя в чужбине
Христос и верный Купидон!..»

Так осветило солнце русской поэзии путь молодого дипломата.
Не столько погода далёкого острова,
Сколько текст «Богатства наций»,
Принятый Пушкиным на романтический лад,
Волновал его душевные фибры.

Любая мимолётно брошенная фраза
Могла пригодиться Пушкину в профессиональной деятельности.
Спустя двенадцать лет после описанных событий,
В пору Первой Болдинской осени,
Работая над «Моцартом и Сальери»,
Поэт припомнил некогда брошенный им афоризм о деньгах и злодействе,
Переиначив его под сюжет из «Маленьких трагедий».

Прошло 180 лет после Первой Болдинской осени.
Бывший российский олигарх Борис Абрамович Березовский
Вёл последний бой со своим кремлёвским выкормышем,
Бой трагический, ибо заведомо проигрышный.

Как-то утром он изнывал от скуки туманного Альбиона
В британской провинции Беркшир.
Включив русское телевидение, изгнанник безучастно наблюдал,
Как артист Валерий Золотухин в роли Моцарта -
В белом камзоле,
Приближается к артисту Иннокентию Смоктуновскому в роли Сальери -
В чёрном камзоле,
Со словами: «Гений и злодейство - две вещи несовместные!»

Мгновение остановилось.
Березовского вдохновили эти слова.
Классическую цитату он помнил со школьной скамьи,
Но никогда о ней не вспоминал.
Он хорошо знал, что такое гений.
Он догадывался, как может выглядеть злодейство.
«Так совместные или несовместные?» -
Вслух произнёс Березовский, выключая телевизор.
Усмехнулся, пригладил остатки волос на блестящей лысине,
Присел в кресло и задумался.
Что-то в этих мыслях напоминало ему о лучших днях его жизни,
Эпохе залоговых аукционов.

Березовский подошёл к компьютеру и напечатал:

«Дорогой друг Борька! Мы заработали много денег.
Мы сделали так много денег из ничего,
Что по праву считаемся гениями.
Никто не упрекнёт нас в злодеяниях.
Деньги - это гений современности.

Деньги и злодейство - две вещи несовместные!

Нечто подобное говорил ещё Адам Смит в “Богатстве наций”.
Думаю, ты меня поймёшь.
Тебе должно быть хорошо об этом известно.
Ты наверняка помнишь,
Было дело, некий жонглёр русского стихосложения
Написал, что, мол, ворюга ему милей, чем кровопийца.
Он идиот, жонглёр этот. Говорил, чего не ведал.
Чтобы рассуждать о таких вещах вслух,
Надо сначала познакомиться с “Маленькими трагедиями” Пушкина,
А потом ещё перечитать Смита».

Борис Абрамович так и не отправил это письмо, ибо некому было:
Друзья и капитал приходили в его жизнь и исчезали из неё одновременно.

31 января 2018 года

*Сноска для полноты
«Гений и злодейство - две вещи несовместные» - слова Моцарта из трагедии А.С. Пушкина «Моцарт и Сальери» (1830).
«Но ворюга мне милей, чем кровопийца» - строка из стихотворения И. Бродского «Письма римскому другу».