Обратная связь

Р О М М - С О Ю З
Литературный сайт
Эллы Титовой-Ромм (Майки) и Михаила Ромма
Сан-Диего, США
 ОРАТОРИЯ ДЛЯ ДВУХ ГОЛОСОВ С ЛЮБОВЬЮ
  
   Так построена эта книга - как своего рода оратория для двух голосов с любовью. И голоса эти, чередуясь, разносят по книге многократно повторенное её эхо.
   То, что книгу начинает голос женщины, закономерно: в любви именно женщина ведёт за собой мужчину, манит - яблоком, взглядом, жестом. Колдует интонацией - горячей, захлёбывающейся, сбивающейся на сумбурное бормотание, на полушепот-полувскрик-полулепет:
  
  Зачем ты целуешь мои пересохшие губы
  И бережно крылья латаешь иголкой латунной,
  И лечишь мне раны смолою елового сруба,
  И в счастье уводишь волшебной дорожкою лунной?
  
   Есть в любви вопросы, не требующие ответа. Они повисают в пространстве, задавая лишь направление чувства. И вот это направление точно угадано и продолжено мужским речитативом:
  
  Ты помнишь, конечно, тебе говорил я сегодня:
  Латунью латать это зыбкое золото - страшно.
  Куражится ночь у кострища, бесстыжая сводня.
  Легко ли сказать "навсегда"? Но другое - не важно.
  
  "Зыбкое золото"... Ничто, кроме "навсегда", не представляет ни малейшей ценности... Расшифровывать язык чужой любви - занятие для читателя заманчивое. Потому что каждая мелочь, каждый штрих - и тайный символ, и образ памяти:
  
   Я выйду мокрая, как мышь,
   Живой из душа...
  
   И тут же - ответное:
  
   Но скоро случится то, что случится скоро,
  Ибо октябрь на дворе, ибо ты, наконец, прилетишь,
  И будет нам в волю мажора, в волю минора...
  Ты помнишь? - Из душа ты мокрая выйдешь, как мышь...
  
  Перекличка, в которой каждый говорит, порой не слушая другого, но при этом оба - только о любви. А значит, друг о друге, о вечном предчувствии потери, неотступно сопровождающем по жизни любящих и любимых:
  
  Страшно: один человек заменяет вселенную.
  Боже, храни его! Я плачу. Ты говоришь, что будешь со мной всегда.
  
   Выстраданное откровение Эллы Титовой-Ромм входит в невольное родство с хрестоматийными, закольцованными оборотным смыслом строками Наума Коржавина: "Мне без тебя так трудно жить:\\ Всё - неуютно, всё - тревожит...\\Ты мир не можешь заменить.\\ Но ведь и он тебя - не может".
  
  Вот как отвечает на этот призыв лирической героини Эллы - Михаил Ромм:
  
  Без тебя - страшно. Без тебя трава не растёт.
  Без тебя моё тело становится ватным.
  
  Зажигаю свет, не гляжу в окно, ибо там луна:
  Жёлтая, серая, тусклая, в грязных пятнах.
  Приезжай поскорее ко мне! Только ты одна
  Песню сумеешь спеть среди голосов невнятных.
  
  Женщине для счастья с избытком хватает необъятного мира ее любви, с перспективой если и не бессмертия, то хотя бы долгого пути по жизни рядом с любимым:
  
  Мне ли сказать это первой или тебе?
  В слове "люблю" с каждым разом яснее суть.
  Утренний луч в полусонной своей ворожбе
  Нам наколдует счастливый и долгий путь.
  
  Мужчина, отдавая дань чувству, не может не оборачиваться на пройденный путь, не может уйти от критического взгляда на судьбу. В его мире, содрогающемся от грохота внешних событий, спорят друг с другом горечь разочарований и надежда на свет в конце туннеля. И усталость. И оптимизм. И готовность всякий раз всё начать сначала: "Что нам Колумб, эмигрантам сотой волны?\\Мы сами с усами, с баулами, с русской речью...".
   Об этом - у Михаила Ромма в стихотворении "Мы переехали...", в связи с которым возвратимся к эпиграфу, предваряющему книгу, - к строчкам Давида Самойлова:
  
   О, как я поздно понял,
   Зачем я существую!
   Зачем гоняет сердце
   По жилам кровь живую.
  
   И что порой напрасно
   Давал страстям улечься!..
   И что нельзя беречься,
   И что нельзя беречься...
  
  Книга Эллы Титовой-Ромм и Михаила Ромма "Необычное приключение" заканчивается совместно написанным диалогом Геллы и Фрикса, сестры и брата, которых задумала погубить злая мачеха. Правда, согласно греческому мифу, близнецов не коснулась кровосмесительная страсть. В интерпретации двух современных поэтов миф этот получил неожиданное развитие, соединив брата и сестру грехом соития. Впрочем, тут можно найти оговорку: вполне вероятно, что речь шла о родстве духовном и о страсти как о модераторе творчества...
  В "Необычайное путешествие" меня позвали за собой Элла Титова-Ромм и Михаил Ромм. Я постаралась избежать в своих заметках походя раздаваемых похвал или укоризн авторам. Они написали и составили эту книгу своим дыханием, своей любовью, своей надеждой на счастье, своей тревогой за него. А я, прочтя рукопись, откликнулась на прочитанное, на запомнившееся, отметив для себя еще и то, что книга эта не только о любви. Она о том многом, из чего состоит наша жизнь, из чего она складывается день за днём. И потому говорю: пусть дорога ее к читателям будет счастливой, пусть авторам сопутствуют удача и понимание.
  
  
  Татьяна Кузовлева (поэт, секретарь Союза писателей Москвы, главный редактор литературного журнала "Кольцо А")
  

Последние обновления