Обратная связь

Р О М М - С О Ю З
Литературный сайт
Эллы Титовой-Ромм (Майки) и Михаила Ромма
Сан-Диего, США

Мавзолей

На горной дороге мы встретили дом,
Из дерева сделанный полностью: в нём
Из дерева стены, из дерева крыша,
И окна, и двери, и каждая ниша.

На доме написано было: "Медведь
И дуб", а вокруг нарисована снедь,
Что значило: вот заведенье лесное,
Где пиво и кофе, а также съестное.

Мы припарковались, вошли в ресторан.
В дверях, улыбаясь, стоял ветеран,
Как видно, хозяин, и был он огромен –
Косматый жилец деревянных хоромин.

Обтёсанный стол из огромной доски,
И стулья резные стоят щегольски.
Всё лаком покрыто, чтоб ни заусенца.
Кирпичный камин – перифраз отщепенца.

Хозяйка в переднике. Зубы вразброд,
Весомая грудь, ненакрашенный рот,
Она, улыбнувшись, ладонью-лопатой
Меню положила на стол угловатый.

"Увы, чем богаты..." – известный пароль,
Сомненья клиентов он сводит на ноль
В таких ресторанах при дальней дороге –
В горах ли, в пустыне стоят недотрогой
Харчевни, встречая клиентов на час –
Так было от века, и так же сейчас.

Тем временем я осмотрелся и вижу:
Здесь ствол вековой упирается в крышу!

Ну да, в центре зала из пола пророс
Разлапистый дуб, и пробился насквозь,
А ветвь толщиной в две ладони хозяйки
Увязла под крышей подобием спайки.

Тут я изумился (поскольку поэт).
"А дубу шестьсот приближается лет!" –
Хозяин увидел моё изумленье,
И вмиг распушил он своё оперенье:

"Дуб старше Колумба, а этот вот дом
Построил когда-то прапрадед мой Том,
И мебель, и стены, - он пел саблезубо, –
Всё сделано тоже из этого дуба."

Блестел в полутьме лакированый ствол.
Я встал и поближе тогда подошёл –
Холодный, без кожи и без заусенца,
А рядом, в камине, трещали поленца.

"И что же, хозяин, - спросил я, - весь дом,
А также столы и скамейки, что в нём,
Всё это из дерева, из одного лишь?!
Ты, старче, действительно правду глаголешь?"

И он засмеялся: "Послушай, сынок,
Ты прав, дуб, действительно, не одинок
Был некогда здесь, в девятнадцатом веке,
Пока не явились сюда человеки.
Легенда семейная есть с бородой:
Поблизости брат его рос молодой,
Чья крона сочна, зелена и тениста,
А был он моложе лет, где-то, на триста, -
Его-то прапрадед под корень срубил
Для мебели этой, а может, стропил".

Я поднял глаза, к потолку, на стропила,
Задумчиво мямлил: "Что дальше-то было?"

"Ну, что?.. Здесь прапрадед мой корни пустил,
Вернувшись с Гражданской, детишек растил.
Здесь прадед..."

"Постой, за кого воевал-то?"

"Неважно, забылось... пусть будет за Гранта.
Здесь прадед родился, и бабка, и мать,
Мне тоже здесь роды пришлось принимать,

А там, за оградой, где свежая хвоя,
Мы кладбище держим – своё, родовое."

Я слушал и слушал, но думал сугубо
О дубе, вернее, о мумии дуба.

Хозяин болтал и про то, и про это:
Футбол и бейсбол, и про жаркое лето,
Лесные пожары, весенний потоп...
А я сомневался: здесь дом или гроб?
Зарубки на дереве – дань юбилеям –
Увидел и понял: дом стал мавзолеем,

Кому-то могилой, кому-то тюрьмой,
Кому-то свободой от смерти самой...

Мы вышли на воздух, вдохнули мороз,
Богатый озоном, как золотом – Крёз,
Я голову поднял: над самою крышей
Обрубок ствола пробивается выше,
И там, наверху, развевается флаг...
Храни тебя Господи, дом-саркофаг!

3-5 января 2012 года


* * *
Зачем иносказания, метафоры и проч.?
Пишите, ясно излагая мысли...

Случилось так, что опустилась на посёлок ночь
И на сосульках топоры повисли.

Я шёл, пытаясь разглядеть невидимую згу,
Но тщетно - всё в тумане было жутком.
Крамольные идеи в промороженном мозгу
Давили так, что двинешься рассудком.

Треща, рвалась от холода древесная кора,
Свистели рьяно зимние свистульки.
Скользя, схватился я за топорище топора,
Что тут же был подвешен на сосульке,

Мы провисели вместе с топором четыре дня,
Я умер от подобных истязаний...

Пишите ясно, нить повествования храня,
Без аллегорий и иносказаний.

19 января 2012 года


Jane & Eddie

У королевы на рассвете
Всегда ревут ужасно дети,
И удивляются соседи:
«Не дети это, а медведи!»

У короля под утро в спальне
Вдруг обрывается свиданье,
И удивляются соседи:
«К нему всё время ходят леди!»

Так повторяется forever:
С утра король и королева,
Имея страсть к еде здоровой,
Совместно кушают в столовой.

И удивляются соседи
Всегда любезной их беседе:
«Какая пара – Jane n‘ Eddie!»

22 января 2012 года


* * *
«И прочее, и прочее, и прочее» –
Название, пока ещё рабочее.
Когда-нибудь я книгу эту всё же
Издам, перемежая то, что мне
Привидится при солнце и луне,
Но бренной прозой говорить негоже.

Негоже, потому что не умею,
И в чём-то я подобен Галилею:
Мне страшно перекраивать миры,
Я был бы рад молиться на Перуна,
Я не раскольник, не Джордано Бруно,
Гаси же, Инквизиция, костры!

Я говорил о сходстве и контрасте
Двух перелётных птиц: любви и страсти,
Всё остальное – ария друзьям.
Я так спокоен, будто небожитель,
И вы, стихи, безропотно лежите
В очередном гробу, что я издам.

18 февраля 2012 года


* * *
Вековая жара, не дождаться осадков,
Путь-дорога в пыли и песок раскалён.
Мы рулим, и рулим , и рулим меж распадков,
А вокруг пустота, первородный бульон.

Пустота без границ и жара вековая,
Миражи пирамид, силуэты кремлей.
И ведёт, и ведёт, и ведёт нас кривая
Не путём единиц, а дорогой нулей.

Я люблю помолчать при отсутствии ветра
И писать на песке, укротитель песка,
Пусть я вышел из недр – не хочу в эти недра,
Не дышу вполгруди, не гляжу вполглазка.

12 марта 2012 года


Утро

Не выходила спящая луна,
Росли бесстыже бледные поганки,
Едва шатались кроны с бодуна,
Дрожа, скулили звери, как подранки.

Я спал и видел прошлые дела.
Что мне приснилось, вам неинтересно.
Я спал, однако память не спала,
И сновиденьям было ночью тесно.

Толпились тучи густо, кучево,
И утро было так неимпозантно,
Не предвещая ровно ничего...
Но возгорелся горизонт внезапно.

Что сны? – Ошмётки рваных кинолент,
Изглоданные крысами хранилищ,
Прошедшее, попавшие в торрент
Сомнительных потусторонних силищ.

Ярило обжигало горизонт,
«Пора вставать!» – провозглашали боги.
Ложились тени в образах ротонд
На гнёзда, норы, шалаши, берлоги.

Я, донельзя отчаяньем разбит,
Тянусь на свет от сонного запоя,
И чувствую себя, как трилобит,
Воскресший из пластов палеозоя.

23 марта 2012 года


Интравертка

К Майке не приходит Саша Габриэль,
Также не приходит Борукаев Боря.
Больше не приносят дрожжи-карамель,
А когда-то Майка числилась в фаворе.

Где-то пропадает Миша Этельзон,
Прячется от Майки Александр Берёзин.
Сонно облака дрейфуют на Гудзон,
Бруклин затаился, молчалив и грозен.

А какие пьянки помнит Интернет!..
Сонный интраверт в недрах интерьера,
Майка вспоминает минувший банкет
И ведёт гулять нашего терьера.

16 мая 2012 года


Затмение Солнца

Звезда плывёт, и мы с ней где-то рядышком...
Нет, нет, она предельно далека!
Горит, горит и не сгорает ядрышко,
Не экономя топлива, пока

Мы смотрим, простаками-иностранцами
Немое восхищение храня,
Как обдаёт Луну протуберанцами,
И слепнем от ярчайшего огня.

Чернеет око полного затмения
Большой картиной огненной страды...
Для звёзд мы только видоизменение
Всё время остывающей среды.

17 мая 2012 года


Отчаяние

Зачем пришёл я в этот серпентарий?
Зачем вчера ходил по зоопарку?
Хочу комплиментарный комментарий
Оставить, но труды идут насмарку.

Вот крокодил: зубастый, но зеленый,
Вот попугай: красив, но повторюшка...
У них товар - лицом: нектар палёный,
А с ним псевдоамброзии кадушка.

Здесь правит бал самовлюблённый дятел:
Набор метафор у сорок натыря,
Он от гордыни понемногу спятил
Среди фрэндов - их сто сорок четыре.

Лишь одного достал я с интернета –
Весенний зяблик, пролетавший мимо,
Он пел чистейшим голосом поэта...
Из зависти не разглашаю имя!

23 мая 2012 года


Одной красотке

Богиня с Олимпа, не фея гламура!
У homo erectus такая фигура,
У Homo ergaster такая же грива,
Как homo habilis ты трудолюбива.

Тебя не сравнил бы я с рамапитеком,
Среди обезьян ты была б человеком,
Когда бы не грива, когда б не фигура,
Не руки, не ноги, не толстая шкура.

11 июля 2012 года


* * *
Перемены присущи погоде
И счастливому детству души...
Я ищу непогод в небосводе,
Стрелы Зевса - мои барыши.

Вся природа беспечна, проворна,
Но в её алтари я не вхож
И застыл у холодного горна,
На чугунного сфинкса похож.

Счастлив рано погибший Адонис –
Афродита закусит губу!
Мы живём – будто шамкает Хронос
На волов, запряжённых в арбу.

16 августа 2012 года


* * *
Облокотились облака
На локоть лунного клинка,
И сталь не блекнет до утра
В лазури летнего шатра.
Уснув под липовый елей
В любовном ложе королей,
Проснёмся вряд ли в лоне грёз...
Что есть любовь? – Вот в чём вопрос.
Легко поладить нам сейчас,
Когда луна глядит на нас.

7 сентября 2012 года


* * *
Бывают усталые люди в испуге...

Я вам расскажу о знакомом супруге.
Устал попивать он и вина, и воды,
С женой и прислугой водя хороводы,
Устал он, что не прилетает синица,
Устал он совсем – и решил удавиться.

Пошёл в магазин, там купил поллитровку,
Проведал кузену, сноху и золовку,
Потом, соловья отпуская из клетки,
Верёвку с петлёй зацепил он за ветки...

Но тут налетела ужасная свора:
Подруга, любовница, мать ухажёра
Супруги, а также ворона и галка...
Пришлось не давиться супругу. А жалко!

14 сентября 2012 года


О переводах (стрелок)

Переведи страну на час вперёд,
Чтоб от Москвы до самых до окраин
Мы не забыли, кто у нас хозяин!
Переведи страну на час вперёд!

Переведи страну на час назад!
Что так сурово бpови ты насупил?
Ты наш правитель, а не просто жупел,
Переведи страну на час назад!

Перевелась страна на тихий час.
Пускай она поспит и ей приснится
Твоё лицо и прошлые все лица.
Перевелась страна на тихий час.

Перевелась страна, перевелась...
Самовлюблённо шёл вперёдсмотрящий,
Был тих и слаб майдана голос вящий:
"Перевелась страна, перевелась..."

20 сентября 2012 года


* * *
В России - Путин, в США - Обама,
И не уйти от цезарской пяты.
Однообразна цветовая гамма -
Так можно довести до слепоты.

Вот Янукович, рядом - Лукашенко,
Туркмен-баши и Ахмадинежад...
О вечном бы подумать хорошенько -
Все мудрецы на кладбищах лежат.

Вот - США избавятся от бомбы,
Вот - полыхнёт однажды Третий мир,
И не спасут, увы, ни катакомбы,
Ни тот елей, что капает в эфир.

27 сентября 2012 года


Ода "Полуострову"

Среди банкета, в море тостов
Всплыл полуостров "Полуостров".
Хмм... 20 лет... Да-а, 20 лет!
От многих тех, кто шёл вослед,
Остался разве что скелет,
А твой всё также прочен остов,
О, полуостров "Полуостров"!

Спит Сакраменто в нафталине,
И целый штат сегодня в сплине,
Замолкли звуки прежних флейт,
Где был когда-то Golden State,
Остался только Golden Gate...
Но в Селиконовой долине,
Как Илья Муромец в былине,

Стоит пиарщиком харизмы
И расточает афоризмы
Клуб "Полуостров" - это клуб
Уж 20 лет - и всё не труп,
И всё цветёт, цветёт и пахнет,
А к юбилею как бабахнет
Из всех стволов (читай: гитар)!
Какой ещё к чертям пиар?!

Вперёд, духовная когорта!
А мы пристроимся у борта
И с нашей лодки бросим взгляд
На вас, полуостровитят,
И позавидуем немного,
А Ромм, конечно, выпьет грога,
И в двадцать свечек будет торт!

Се вид из лодки, натюрморт.

11 октября 2012 года


Израильские холмы

1. Ход-а-Шарон

Там душные вечера,
Там душно почти с утра
И давит на грудь Восток,
Как давят гранатовый сок.

Что видел я там? Дворы,
Тоннели в дыре горы
Дорогой в Ершалаим,
Куда мы теперь спешим.

2. Иерусалим

Что Ершалаим? Стена
Западная – одна,
Серьёзность, наглядность, страх,
Кладбища на холмах...
Начало конца времён,
И всё же, не Вавилон,
Подлинность всех культур,
Отсутствие карикатур.

Религия – жизнь и смерть,
Мякоть сердец и твердь,
И то, что вокруг меня –
Предтеча судного дня,
Распайка света и тьмы,
В которой застряли мы.

3. Ар Мегиддо

Под горой Мегиддо кипарисы
Копья приготовили к войне.
Воины пока что за кулисы
Отступили в горней тишине.

Ветры нашей суетной эпохи
Еле-еле движут облака...
Видно, времена не так уж плохи:
Тихо спит Армагеддон – пока.

4. Монастырь Дир Рафат

Под вечер сходит по наклонной
В долину жёлтая луна...
Под подкровительство Мадонны
Стремится каждая струна –

Струна души христианина...
Но в чём-то видится изъян:
Она, Regina Palestina,
Царица ли филистимлян?

Обманчивая мимикрия...
Там ангелы на облаках
Поют ей: «Радуйся, Мария!» –
На многих-многих языках.

9 ноября 2012 года


Мёртвое море

Не бывает море мёртвым:
Море есть, иль нет его –
Так я думал, по курортам
Разъезжая до того,

Как попал на это море,
Где проела воду соль.
В соляном лежать растворе
Приезжает знать и голь,

Приезжает Russian tourist,
Чтоб измазаться в грязи...
Ведь не блажь ничуть, не дурость –
Воплощенье фэнтэзи.

Вот и я приехал тоже
(Что скрываться по кустам?),
Грязь размазана по роже
И по всем другим местам.

Посидел в сульфурной ванне,
Надышался серой впрок...
Этой чёртовой нирване
Не предаться я не мог.

9 ноября 2012 года

Последние обновления