Обратная связь

Р О М М - С О Ю З
Литературный сайт
Эллы Титовой-Ромм (Майки) и Михаила Ромма
Сан-Диего, США

СТИХИ 2016

Подобные подобным подобны

Подобно тому, как розетка - на розу,
Берёзин-Березин похож на берёзу,
Берёза - известно, слеза славянина,
Она чёрно-белая, как пианино.
Теперь... Пианино на зебру похоже,
У них одинаково гладкая кожа.
А зебра похожа на М. Этельзона,
С тех пор, как воспел он её из Гудзона.

Надеюсь, окажется вывод полезен:
Похожи весьма Этельзон и Березин.

8 января 2016 года


Ещё раз о творчестве

Нас обучали мастер-классы:
"Неси, поэт, искусство в массы!"
Хмм.. Завещал же нам Парнас
Искусство выносить из масс!
Что делать? Вынос или внос?
Вот в чём вопрос.

Мы думали про эти пассы,
Неся искусство мимо кассы,
И залегло сомненье в нас:
Искусство - в бровь, а может, в глаз?
А может быть, искусство в нос?
Апофеоз!

Итак... Слезая лишь с матраса,
Садимся сразу на Пегаса,
Его взнуздаем тут же, враз,
И жмём безжалостно на газ.
Так попадаем - и всерьёз -
Куда-то в Оз.

7 января 2016 года


Творческий контракт

Пришёл ко мне однажды Нектов,
Чтоб кое в чём разубедить.
Принёс две тонны интеллектов,
Принёс связующую нить –
От Августа до Барбаросса…
Ещё – инструкцию от босса,
Кулёк сосальных леденцов
И для художества – чтецов.

Короче, он явился с миром,
Хотел разубедить меня.
Я встретил Нектова кефиром,
Поскольку на закате дня.
Я сонно слушал аргументы,
Чтецов, цитатные фрагменты
Про то, что прав Священный Рим,
И вес его неоспорим.

Я лишь кивал и был согласен:
«Рим прав, - я говорил, - Рим прав»,
И гость мой перешёл от басен
К делам... Хватает за рукав
И предлагает стать придворным
Поэтом, в сущности, притворным,
Чтоб доносить имперский страх
До верноподданных в стихах.

«Я понял Вас, мой Нектов! Оды
Нужны короне, чтоб народ
Не вспоминал про бутерброды
В сухой, неурожайный год,
Чтоб на войну ходил он строем,
А император был героем
Великих опусов, баллад.
Я понял Вас, любезный брат!

Я, знаете, на всё согласен,
Но лучше завтра поутру.
Ваш труд, о Нектов, не напрасен,
Я сочиню для вас муру,
Которую вам очень надо,
Такая выйдет буффонада!
А если оду на заказ,
Мой гонорар растёт в пять раз...»

Так я сказал. Но этот Нектов
Хотел всё сразу и сейчас.
Нетерпелив он, из субъектов,
Что бьют не в бровь, а сразу в глаз.
«Какое спать, поэт придворный!
Шут не простой ты, а проворный!
Я для раскрутки важных дел
Хочу, чтоб сразу ты запел».

Сопротивлялся я ответно:
«Почти уж ночь, валюсь ведь с ног!»
Он на своём стоял конкретно:
«Ведь ты поэт, по сути – бог!»
«Я бог? Да сам ты небожитель!
Фуражку снял бы, да и китель!
Сказал к утру, и всё, к утру!»
«Поэт, тебе ведь нос натру!»

Так препирались мы не долго,
Не коротко… Пришёл рассвет.
Гражданского, признаться, долга
Я не исполнил. Нет и нет!
Не написал к утру я оды,
И наши местные народы,
Вернее, местный наш народ
Проснувшись, не услышал од.

Итак, ни оды, ни баллады…
Уже подходит ведь обед,
Но для желудка нет услады,
И для души услады нет.
Что началось тогда! Такое
Пошло распутство слободское,
Что ни пером, ни топором,
А только молнии и гром.

Собрал я вещи и уехал,
Верней сказать, умчался прочь.
Стреляли, в бампере прореха,
Успел лишь ноги уволочь.
И в эту смутную сторонку
Я не вернусь – ни за тушёнку,
Ни за матрёшку-самовар,
Ни за приличный гонорар.

Приснился Некто мне. Зачем он
Перебежал мою тропу?
Он лишь видение, он демон,
И я его видал в гробу.
Но после этаких видений,
Боюсь теперь я привидений.
Мораль же басни такова:
Слова, слова, слова, слова…

2 февраля 2016 года


* * *

Ура! Прошло Восьмое марта,
Восьмого марта больше нет!
У нас припасена петарда,
Мы сделаем парад ракет!

Отпразднуем, что канул в Лету
Международный женский день!
Карету дню тому, карету!
Скорей пальто ему надень,

Надень ботинки и перчатки,
И пусть несёт его земля
Туда, где танки на брусчатке
На двадцать третье февраля,

Туда, где горны и зарницы,
Где «будь готов, всегда готов» …

Но жёны, бабушки, девицы –
Им подавай букет цветов!

Мой дорогой! Ты очень смелый?
Эксперимент тебе ништяк?
Не делай глупостей, не делай,
Иначе будешь ты дурак,

И скоро, к первому апреля,
Тебе раскаяться, увы.
Нет, там не свет в конце тоннеля,
Не сносишь буйной головы.

Когда тебя убьют на месте,
Не станет жизнь твоя легка.
В больнице, в кардиоаресте
Отпразднуешь День дурака.

9 марта 2016 года


* * *
Да, мы чувствительные души,
А жизнь вокруг - большой скандал.
Но у меня в ушах беруши,
Хоть я и варвар, и вандал.

Не говорите мне плохого,
Меня терзать - мартышкин труд.
Ну что возьмёте вы с глухого?
Не слышит он, когда орут.

24 марта 2016 года


В литературном клубе

По воскресеньям на Arroyo Grande Ave.,
В курортном городе, в одной супердержаве
Мы собираемся в изысканном составе,
И называется собрание Литклуб.
Пьём мексиканскую текилу на агаве
И подвергаемся критической расправе,
Мечтая в тайне о литературной славе,
В литературе мы ужасно мёртвый труп.

Нет, всё не так уж плохо, будем справедливы,
Припасена закуска, пикколо-оливы,
Салаты, сельди, бутерброды, черносливы,
И никогда здесь не бывает тишь да гладь.
Едим и пьём мы, обсуждая нормативы,
К примеру, можно ль рифмовать инфинитивы,
Воспламеняемся, строптивы и ретивы,
И с четырёх до темноты нас не унять.

Вот Саша Цанк, он не поэт, зато писатель,
В миру бухгалтер и почти предприниматель,
У нас в тусовке не отыщете усатей,
Его герои все подонки, как один.
Вот Лёша Ко – нет, он не пишет, он читатель,
И Лена Ку – наш постоянный заседатель,
Ведь нам читатель – и товарищ, и приятель,
Он нам и друг, и полноправный гражданин.

Приходит Анечка Собко, и Гриша с нею,
Она художница, похожая на фею,
Но лавры Грише достаются, корифею,
Перелопачивает прозу он в стихи.
Перед Буяниной Светланой я немею,
А если нет, плету бессвязно ахинею,
Нимб незнакомки потревожить я не смею,
С ней неприличны все ха-ха и все хи-хи.

Ещё у нас бывает музыкант Энрико,
Всегда в сторонке он сидит тут, вроде шпика,
Не услыхать во время чтения ни пика,
Но за столом он любит байки говорить.
А вот и Леночка Петрова, смуглолика,
У ней в запасе прозы малая толика,
Стихов и песен даже больше, чем велико,
Но Лена к критике во всю стремится прыть.

Теперь Антона Шипунова вспомнить надо,
Ему отдельная досталась серенада,
Стихи читает он с энергией торнадо,
И также яростно дома он продаёт.
Ну, всё, холодного напьёмся лимонада,
Литературный клуб похож на Эльдорадо,
У нас ещё своя гитара и эстрада,
И нам не страшен серый волк и злой койот.

Мы заседаем вновь у Роммов на диванах,
И что-то плещется в бокалах и в стаканах,
Мы опасаемся писателей непьяных,
Они обидчивы и злы, как на подбор,
А мы витаем, как буддисты в их нирванах,
И нам мерещится, что мы в чудесных странах
И гениальное у каждого в карманах,
Богатыри, и с нами дядька Черномор.

27 марта 2016 года


Оттепель

Весна пришла, запахло перегноем,
И капли застучали, как часы.
Нет, мы не плачем – потихоньку ноем,
Открылись раны средней полосы.

Когда здесь были снежные барханы,
Мы жили в полудрёме, как во сне.
Вот оттепель, и обнажились раны,
Всегда бывает больно по весне.

Верните снег, нельзя без заморозки,
Оставьте нас навечно в забытьи!
Все до одной пойдут на папироски
Весенние газетные статьи!

30 марта 2016 года


* * *
Прошёл день Победы, и слава Богу,
Забудутся все эти крики «ату!»,
Другие поводы демагогу
Попадут под пяту.

Пусть лучше другие! Пусть он насладится
Привычным, потомственным ать-два.
Опять их рябые усатые лица,
Веселье, гулянья и торжества,
Привычка юродствовать в беспределе,
Который вокруг навсегда – беспредел…
Больные души в иссохшем теле,
И я охладел, охладел, охладел.

12 мая 2016 года


Тройка

Два спелых яблока на блюде,
Две свежесорванных души.
Пришли и хищно смотрят люди…
Постой, голодный, не спеши!

Они лежат, и им не тесно,
Они притихли не для нас,
Они пред смертью так уместно
Лежат, друг к другу прислонясь!

Пусть полежат ещё немного,
Щека – к щеке, плечо – к плечу.
- Не прерывайте эпилога!
- Но я хочу их, я хочу!

10 июня 2016 года


Буря в стакане

В стакане бушевала буря,
Потом пришёл Иван Кузьмич,
Стакан увидел, брови хмуря,
И удивился: «Что за дичь?!»

Он взял стакан рукой игриво
И выпил то, что в нём бурлило.
Теперь стакан стоит пустой,
В нём жизни нет.
В нём смерть.
Застой.

2 июля 2016 года


Балетная история

Когда один стремится на балеты,
Другой стремится прямо на бега.
Владимир Высоцкий

На днях жена предложила пойти на балет.
Купи, говорит, билеты, пойдём вдвоём.
Ну, что тут поделать? Жене ведь не скажешь «нет»!
И вот, на балет вдвоём мы уже идём.

Балет был классический, или… по чём мне знать?
Я честно пытался смотреть, я глазел за двух.
Пошли балерины: головки их, ножки, стать –
Когда подойдёшь поближе – захватит дух!

Но мы-то сидим далеко, далеко сидим,
Мы в амфитеатре, нам дальний достался ряд,
А я без очков, в глазах – пелена и дым,
И нужен бинокль мне, чтоб не напрягался взгляд.

Сижу так, скучаю, глазами – по сторонам:
Вот платье с большим декольте, вот губы и грудь,
Вот плечи и ноги… Но что же скучно так нам?
Не нам то есть, мне. И хочется – смерть! – зевнуть.

Да, тут я зевнул! Увы, не хватило сил
Зевоту, рефлекс естественный, превозмочь.
Я громко зевнул, и ропот в ответ поплыл
По амфитеатру. А после настала ночь.

Жена увлеклась! Балет же – слабость её,
Ведь с детства она полюбила искусство па.
А я тут зеваю, позорище, ё-моё!
В культурнейшем месте такая-то шантрапа!

С трудом досидели мы рядышком до конца,
Жена всё глядела в пол, когда мы пошли.
Ссутулился я, и на мне не сыскать лица,
Стал бледен, как смерть, и в глазах у меня нули.

«Ведь ты это мне назло», - говорит жена,
Сквозь зубы мне говорит, и очки блестят.
И что отвечать? Пробирает уже до дна,
В душе моей кошки скребутся, а в сердце – яд.

Жена повторяет «Ведь ты это мне назло!
За что же меня ты, муж, ненавидишь так?»
И тут понесло, вот тут её понесло!
Я бросился прочь и – бежать, и сюда, в кабак.

Сижу теперь с вами, друзья, кореша, братки,
И думаю: что же мне делать – идти домой?
И так я уже почти наложил в портки,
А дома – такая песня, что боже мой!

Три дня не загладить мне дома теперь вину,
Три дня будут мне промывать и сушить мозги…
Давай-ка, товарищ, налей-ка ещё одну!
О, господи, господи, господи, помоги!

8 июля 2016 года


Странный сон

Мне приснился Президент –
На коне и без рубашки.
Это что, эксперимент?
Мы, конечно, не монашки,

Мы привыкли ко всему:
Ну, там, гейши, стриптизёрши,
Хоть плейбою, хоть кому
Мы без понта нос утёрши.

Но смутились: что же он,
Президент Всея Державы,
Соблазняет наших жён –
Для какой пустой забавы?

Впрочем, грех и рассуждать,
Не холопье это дело!
Тут Господня Благодать,
Государственное тело!

13 июня 2016 года


Бабье лето

1.
За две недели сентября
Явились свежие бутоны,
И кто сказать посмеет, зря
Пестреют эти моветоны?

Смотрю на них в последний раз,
Они цветут, красу не пряча,
И скорбным кажется окрас
Их жизнерадостный, горячий.

9 августа 2016 года


2.
Зачем тебе, о бабье лето,
Такая быстрая карета?
Скажи, хвостатая комета,
Куда несешься ты, горя?
Зачем ты в золото одето,
Так странно видеть для аскета,
Как пропадет богатство это
За горсть листов календаря!

И бабье лето отвечало:
"Мое исконное начало -
Пройти по миру без печали,
Оставить ярко-красный цвет,
А то, что вы насочиняли,
С кем вы меня наобручали,
И как сердца у вас стучали –
До этого мне дела нет.

26 августа 2016 года


Перу

Куда ни глянь, кругом позитивисты
В борьбе за солнце и насущный хлеб.
Они хотят, чтоб ехали туристы
И покупали местный ширпотреб.

Туристы приезжают, прилетают,
Приходят, приплывают – кто как мог.
Крутые горки Сивку укатают,
Турист – неистребим, он под шумок

Появится, чтоб пялиться беспечно
На эти рынки, этих торгашей.
Тропа туризма общечеловечна,
Она сильнее местных фетишей.

Смотри, вот карта мира, полетели?
Давай поедем хоть куда-нибудь!
Наш выбор невелик на самом деле:
Дождаться утра, на рассвете – в путь.

28 августа 2016 года


Белая воронка

Белая воронка прямо за окном
Принакрылась снегом, а на дне – М.Ромм.
Он лежит в воронке, оглушён и слеп,
Наверху воюют за насущный хлеб.
Колют, рубят, режут – прям Бородино,
Даже псы не брешут – сгинули давно.
Даже птиц не слышно, и деревьев нет.
Белая воронка, чёрный силуэт.

Что залёг в воронке, не пора ли встать?
Ты же не воришка, не ночная тать!
Что тебе скрываться? Выходи, воюй!
Или ты, в воронке, белый чистоплюй?
Будь как все ребята, чудо-молодцы,
Будь таким, как были бравые отцы,
Не валяйся в яме, чёрный человек!
Иль тебе не стыдно за такой побег?

Но лежит в воронке, мёртвый ли, живой,
Этот отщепенец, этот чумовой.
Он не хочет видеть взрывов наверху,
Он одет в ушанку, в шапку на меху,
Чтоб не слышать воплей чёрных воронков,
И большую бойню бедных земляков,
Чтоб не доходили матюги да хай:
«Белая ворона! В яме подыхай!»

15-16 сентября 2016 года


Поэма о порно

«Опорная балка для вашего порно
Сработана, батенька, архитопорно», –
Сказал рецензент моих длинных романов
По имени Вова. Володя. Ульянов.

Где видите порно? Герои одеты,
Герои пьют кофе, смолят сигареты.
Чтоб в нашей деревне всё было спокойно,
Не спят по ночам. Ну какое же порно?!

«Порнушка тут, батенька, в вашем подходе,
Не сейте развратные чувства в народе!
Зачем написали вы, что героиня
Корову тянула руками за вымя?
Что могут подумать про всё это дети?
Тут зоофилия! Зачем порносети
Расставили, батенька, вы так умело?
Супруга моя со стыда бы сгорела!
К тому же, пить кофе, смолить сигареты –
Всё это коварные, братец, приметы,
Приметы разврата и вольности всякой!
Эй, стража, расправиться с порнописакой!»

Нет, я не предвидел такого исхода!
Ворвался Дзержинский, а следом Ягода,
И я не дождался суда и этапа,
А тут же расстрелян в подвале Гестапо.

Мораль же какая? Мораль потеряли,
Но казнь завершив в этом тёмном подвале,
Они покурили, почистили пушку,
Все трое уселись, включили порнушку
И долго… дивились на видеоряд.
Так было. В народе, слышь, так говорят.

3 октября 2016 года


Вещий сон

Был вечер ярок и закат багров,
И я поклялся пред священным именем:
«Мне никогда не снилось вещих снов,
Ведь я не древний грек, не перс, не римлянин».

И я сказал, что много лет назад,
Когда я жил в Египте ли, в Элладе ли,
А может, и в стране шахиризад,
Мы б в этом споре как-нибудь поладили,

Я говорил: «Явились бы во сне
Ко мне волхвы, и жрицы, и пророчицы…
А здесь, в моей теперешней стране,
О будущем пекутся в одиночестве».

Так я сказал, и, выслушав меня,
Они, в молчанье опершись на посохи,
Пошли туда, где таял светоч дня,
По тверди, водам, растворяясь в воздухе –

Так шли они, как чудеса творя,
Не отвечая ни кивком, ни жестами.
И таяла багровая заря,
Пока они уныло, молча шествовали.

Мне было тяжело, а им легко,
Их ветер уносил, а я завидовал…
По небу разливалось молоко…
С тех пор я снов пророческих не видывал.

14 октября 2016 года


Евреи Силиконовой долины

Евреи Силиконовой долины
Висят по одному, как цеппелины,
И где она, связующая нить,
Чтоб вместе их собрав, объединить?
Так вопрошали мы, и некий маг
В ответ сказал: «Им нужен общий враг!»

Был общий враг! Найти врага не трудно
Там, где всегда бывает многолюдно,
Там, где на всех, увы, не хватит мест
И человек друг друга пьёт и ест.
Враг отыскался, и – майн-гот, ой-вей! –
Он был не гой, он тоже был еврей!

Евреи Силиконовой долины
Собрались вместе в рамках дисциплины,
Вот пуля пролетела, и – ага –
Убили насмерть лютого врага.
Истратился в бою адреналин,
Вновь каждый одинок, как цеппелин.

17 ноября 2016 года


Искушение

Остерегись прекрасную Елену,
Что Мельпомену требует на сцену,
Глаза обеих женщин голубы,
Они приходят волею судьбы.

Прекрасная Елена! Цену зная
Любви, а также мести Менелая,
Ты выплывешь опять из-за кулис,
И потеряет голову Парис,

И целый город, а за ним держава,
Когда амбициозна, моложава,
Подобно коням, встанет на дыбы,
Поднимет горны, флаги и гербы…

За двадцать лет забудутся причины
И мифы их заменят, а мужчины –
Не многие останутся в живых,
Вернувшись кое-как из стран иных…

Послушай, о, спартанская Елена!
Пускай тебя сожрёт морская пена
И насладится вволю Посейдон!
Пускай его уколет Купидон!

Не искушай мужей, они так слабы,
Ведь ими правит месть, их душат жабы,
Им бог войны краснеет по ночам,
Они глухи к трагическим речам.

Когда ты возвращаешься, Елена,
С Олимпа наблюдает Мельпомена
И смотрит, что случится там, внизу,
И держит речь на голубом глазу.

18 декабря 2016 года


* * *
Летят самолёты, плывут корабли,
Несут они грузы для чуждой земли,
Ломают пространство и вод, и небес
Тяжёлые грузы, критический вес.

В пути же опасности им предстоят:
Фортуне смешон этот боезаряд,
Она только бровью одной поведёт,
И падает в море корабль-самолёт.

Давайте, ребята, сидеть по домам,
Иначе Фортуна заглянет и к нам,
И если посмотрит в окошко она,
Увы, не поможет родная страна.

Зачем же Фортуне в затылок дышать?
Богиню удачи грешно искушать!
Обидчивы боги, а мстят они так,
Что нам не увидеть родимых Итак.

С богами поспоришь – дела не ахти,
Придётся на суд к Посейдону идти,
Вода охлаждает кичливую спесь,
Так было, так ныне, и присно, и днесь.

Летать надо в гости, когда пригласят,
Не маскироваться под глупых гусят,
На борт не беря столь сомнительный груз –
Пушистых и белых – с подпалиной – муз.

Летят самолёты, плывут корабли,
Там – гуси над Римом, а здесь – журавли.

27 декабря 2016 года


Китайский календарь

Китайцы знаков Зодиака
Увы, не знали отродясь,
У них, китайцев, всё инако,
Календарём обзаведясь,
Они придумали, что звери
Приходят по китайской вере.

Вначале к нам из-за кулисы,
Когда китайский новый год,
Внезапно выбегают крысы
И веселится весь народ:
И стар, и млад, и свеж, и сед,
И даже вредный мой сосед.

Кто любит крыс, тогда ликует,
А я любить их не привык,
Но яро сцену атакует
Рогатый воин, и он же бык.
Я сразу спрятался в клозет,
Со мной и вредный мой сосед.

Бык веселился и ярился,
А под конец устал от игр,
Тогда на сцене появился
Лукавый полосатый тигр,
Я испугался: где же клетка?!
Дрожит сосед, да и соседка.

Дрожали долго мы, до колик,
Разнервничались впопыхах,
Но вышел, слава Богу, кролик,
И мы забыли этот страх.
И я забыл, уйдя от бед,
И он, трусливый мой сосед.

Ура, ура, конец кошмарам!
Курить пошли мы на балкон,
Как вдруг летит и пышет жаром
Страшило то ещё, дракон!
Меня сожрёт он на обед,
Да и тебя сожрёт, сосед!

О, мама, мамочка родная!
Погибла вся моя семья!
Но за бедой грядёт иная:
Гремит гремучая змея!
Погибну я во цвете лет,
И ты погибнешь, мой сосед!

Меня хотела укокошить
Нещадно всяческая тварь,
Как вдруг приветливая лошадь
Перелистнула календарь.
Будь в этом опусе воспет
И этот конь, и мой сосед!

Так стало радостно и чисто,
Прям засветились образа
В греховном доме атеиста!
И что? Тогда пришла коза.
Пришла в мой личный кабинет!
А в твой коза пришла, сосед?!

Она вела себя так рьяно,
Перевернула всё вверх дном,
Тут прибежала обезьяна
И вообще настал дурдом!
Я заплачу пятьсот монет,
Пускай возьмёт её сосед!

Мартышка прыгала по полкам,
А я мартышкам не пастух,
На них смотрю я злобным волком.
Но, слава Богу, вот петух!
Уселся красный на буфет,
Закукарекав: «Эй, сосед!»

От этих воплей я заплакал,
Таких соседей не хочу!
Но ситуацию собака
Спасла, а то б я шёл к врачу!
Она как рявкнет! Спора нет,
Что испугался бы сосед.

Спасибо, милая собачка,
Устал я от хулиганья.
В календаре такая качка,
И вот, за псом пришла свинья!
А пса уже простыл и след,
О, сострадай мне, мой сосед!

Нет, я б китайцу не доверил
Именовать мой календарь.
Наврёт сполна, как сивый мерин,
Ну, что возьмёшь с него? Дикарь!
Я знаю, Лена, все устали,
Заканчиваю трали-вали.

30 декабря 2016 года

 

 

Последние обновления